Идентифицировать и вернуть

С начала антитеррористической операции было найдено и эвакуировано 215 тел и останков погибших.
С начала антитеррористической операции на территории Донецкой и Луганской областей, поисковыми группами гуманитарного проекта Вооруженных Сил Украины  «ЭВАКУАЦИЯ 200», в состав которых включены волонтеры-поисковики ВОО «Союз «Народная Память» (гуманитарная миссия «Черный тюльпан»), было найдено и эвакуировано с территории, подконтрольной представителям незаконных вооруженных формирований, 215 тел и останков погибших военнослужащих Вооруженных Сил Украины, других военных формирований и правоохранительных органов. 
За период с сентября 2014 года по настоящее время в рамках гуманитарного проекта Вооруженных Сил Украины «ЭВАКУАЦИЯ 200» из района проведения антитеррористической операции на территории Донецкой и Луганской областей поисковыми группами под общей координацией отдела розыскной работы Управления гражданско-военного сотрудничества Вооруженных Сил Украины эвакуированы тела и останки более чем 870 погибших. 
 
 
Несмотря на ограниченную возможность доступа на временно оккупированную территорию, работа гуманитарного проекта «ЭВАКУАЦИЯ 200» не прекращается, ведь есть главная цель – найти, идентифицировать и вернуть. 
Война, ворвавшаяся в нашу жизнь более двух лет назад, стала неотъемлемой частью существования почти каждого в нашем государстве. За этот период изменилось многое. Изменения коснулись и даже того, что на первый взгляд считается неприкосновенным – привычное мировоззрение, однако, уже с переоценкой общих ценностей. 
Для нашего поколения война была чем-то очень далеким и непонятным: молчаливыми обелисками с увековеченными именами погибших и словами от участников тех событий о ценности мира и бесценности жизни каждого человека. История имеет свойство повторяться, особенно тогда, когда о ней забывают или же начинают ее переписывать. 
 
 
В 2014 году беда, под названием необъявленной войны постучалась и в наши двери. Она ворвалось в нашу жизнь и такие далекие понятия, как дети-войны, фронт, боевые, не боевые, санитарные потери, пленные, пропавшие без вести и «Груз 200» уверенно вошли в наш лексикон и быт. За каждым вооруженным конфликтом и войной следуют жертвы, будь то гражданские или военные. А еще их статус в настоящее время: погибший и идентифицирован, а следовательно, и погребен в своей родной земле; погибший и не идентифицирован, или же неизвестный под номером - лишен своего имени и дальнейшего права на возвращение из безызвестности. 
Страшнее, чем, безвестность и ожидание без права на обоснованную надежду – нет ничего. Неизвестные также имеют свои имена, исчезнувшие - свои места пребывания. Эта ужасная категория огромна - официальное количество пропавших без вести на этой войне, подсчитать в настоящее время не- возможно. 
Историй, когда семья разыскивает своего отца, сына, брата – невероятное количество. Каждый из них еще надеется на то, что ОН найдется, что сегодня-завтра зазвонит телефон, в трубке раздастся родной голос и такие долгожданные слова: «Я живой!». 
Они ждут, и для большинства это ожидание становится психологической травмой, когда сознание выдает желаемое за действительность, когда с невероятным ужасом воспринимается слово ДНК-профиль и с полным отрицанием и сами результаты этой экспертизы. В данной ситуации время не лечит, оно наоборот усугубляет травму и усугубляет проблему восприятия. 
Полная заблокированность доступа на временно оккупированную территорию и искусственно приостановлен официальный процесс со стороны ЛДНР по вопросам поиска и обнаружения вероятных мест захоронений, вызывает удивление, ведь, среди тех, кто еще не найден, есть и их представители. Возникает логичный вопрос: «Почему тем, кто так «заботится» о благосостоянии Донбасса и его жителей, нет дела до своих погибших?» Ответа нет, лишь тишина длиной в 7 месяцев, срок непонятного необъявленного запрета. 
 
В настоящее время, из-за этих процессов, отсутствует реальная возможность эвакуации, идентификации и возврата погибших домой, кроме того, из-за этого замедлился процесс идентификации по ДНК-профилю тех, кто похоронен, как Неизвестный Защитник Украины. 
На сегодняшний день на Краснопольском кладбище и до сих пор остаются 127 таких неизвестных, останки еще 11 находятся в моргах г. Днепра в связи с проведением мероприятий по их идентификации. Визуально опознать их невозможно, а совпадений с родственниками по ДНК-профилю в единой базе пока нет, из-за того, что отсутствует возможность для сравнения с вероятными родственниками с обеих сторон. 
Процесс, хотя и замедлился, но не остановился, ведь, запросы на розыск пропавших без вести, поступают постоянно, причем, с обеих сторон. Благодаря кропотливой работе, слаженным и беспристрастным действиям этих специалистов, еще одному Неизвестному с Краснопольского кладбища, было возвращено имя. 
 
 
 
Она искала своего сына два года. То, что 31-летний дончанин Александр пошел воевать за ДНР, она узнала уже по факту, из короткого разговора по телефону. В последний раз с сыном говорила в августе 2014 года. Потом уже узнала, что он погиб во время боя неподалеку Луганска. Дальнейшая экспертиза подтвердила, что ее сын похоронен в Днепре. Такой парадокс войны, среди похороненных Неизвестных, которые еще не идентифицированы, кроме наших защитников, есть погибшие, которые являются представителями самопровозглашенных республик. Воспринимать это тяжело, однако нужно, как бесспорный факт и следствие. 
 
 
 
Задача каждого из нас, всех сторон необъявленной войны – это понимание и принятие главного закона войны или любого вооруженного конфликта – среди погибших врагов нет и быть не может. Там есть только горе близких от потери родного человека, останки которого надо обязательно вернуть домой, в родную землю, где будет место для скорби и если надо, прощению. Видимо, в этом и есть гуманность на войне, когда мертвые не забываются, а наоборот, идентифицируются и возвращаются домой.
 
 
 
К большому сожалению, работы у военных и гражданских исследователей в рамках гуманитарного проекта Вооруженных Сил Украины «ЭВАКУАЦИЯ 200» (гуманитарная миссия «Черный Тюльпан») не уменьшается, однако, они всегда готовы психологически и физически к этому сложному, напряженному и крайне необходимому процессу. Их главная миссия - это найти и поднять всех, вернуть каждому имя, а близким - возможность похоронить своего отца, сына или брата в родной земле, где они находят долгожданный вечный покой, где бы она ни была.